Главная > Блоги > Для любого музыканта важно творить самостоятельно

Для любого музыканта важно творить самостоятельно

9 июня в Рязани выступил Ульяновский государственный академический симфонический оркестр «Губернаторский». Коллектив стал гостем VII фестиваля искусств «Кремлёвские вечера». Для дирижёра Ильи Дербилова концерт получился вдвойне знаковым — на нем он дебютировал в качестве главного дирижёра оркестра. О творческих планах на будущий сезон, секретах тёплого звучания оркестра и не только Илья Дербилов рассказал в интервью порталу VEZDEKULTURA

Вы возглавили Ульяновский оркестр не так давно. Концерт в Рязани — Ваше первое совместное выступление вместе с коллективом?

— Сегодня первое наше официальное, скажем так, мероприятие, однако я уже выступал вместе с коллективом в марте, когда меня пригласили для выступления с оркестром и коллектив изъявил желание работать со мной.

Не было ли трудностей в общении с музыкантами, создании необходимого диалога с ними? Вы всё-таки новый для них человек...

— Нет, трудностей не было. Сейчас оркестр находится на очередном этапе развития. Он создавался в городе Ленина, для его создания привлекались выпускники Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского, Ленинградской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова, Государственной академии музыки им. Гнесиных, этот коллектив был по-настоящему легендарным в Советском Союзе и завоевал себе славу новаторского коллектива, так как помогал современным композиторам, исполняя их произведения. Был построен колоссальнейший зал на 1400 мест. Однако наступили года перестройки; не могу сказать, что в оркестре наступил упадок, но его развитие несколько остановилось, несмотря на то, что здесь работали прекрасные музыканты и дирижёры. Сегодня начинается новая страница в истории оркестра — в коллектив пришла молодёжь, оркестр стал конкурентноспособным, и мы надеемся, что спустя какое-то время, нам удастся занять своё место на творческом небосклоне нашей страны.

В одном из интервью Вы сказали, что звук оркестра должен быть тёплым, живым. В те годы вы руководили Дальневосточным академическим симфоническим оркестром. Нашли ли Вы этот теплый, живой звук в Ульяновском оркестре?

Да, безусловно. В то же время, звук — не только субъективное, но и объективное понятие. Звук зависит от акустики зала. Есть залы, где хорошая акустика и не нужно ничего делать специально. Есть же залы, которые не строились как акустические залы — например, в Ульяновске наш зал на 1400 мест строился, как Дворец съездов. В таком случае хорошую акустику нужно создавать на сцене. Когда мы сегодня репетировали у вас, то почувствовали, что произведения звучат в зале сухо, поэтому пришлось репетировать их заново, чтобы сделать звучание мягче, теплее, обогатить его новыми оттенками, облагородить.

Сейчас Вы рассказываете о процессе репетиции не как симфонический дирижёр, а как хормейстер. Помогает ли Вам предыдущий опыт работы?

— Жизнь давала мне удивительных учителей. Я учился у них вокалу, изучал фортепиано, хоровое и симфоническое дирижирование. Учителя, у которых я имел счастье учиться, были не просто теоретики, а практики, они давали мне советы, которые были абсолютно жизненными, их можно было применить к работе в коллективе. Творческая моя жизнь началась очень рано — в 21 год, когда Владислав Чернушенко пригласил меня работать в академическую капеллу хормейстером, где я проработал пять лет. Когда мне было 25 лет, я принял участие в конкурсе на должность дирижёра Дальневосточного академического симфонического оркестра в Хабаровске — по совету моего учителя Владислава Чернушенко. Это было одиннадцать лет назад, и я удивляюсь, как меня тогда не вынесли ногами вперед (смеется). Я был еще «зелёный», многих вещей не знал, но у меня были определённые навыки, ремесленные. У нас принято считать, что музыка — это область гуманитариев, но это не так: мы имеем отношения с абсолютными величинами — нюанс, точность, баланс, соотношение нот, — поэтому здесь очень важна ремесленная составляющая: как это выстроить между собой. Ведь, когда ты выходишь к оркестру экстра-класса, тебе достаточно взмахнуть рукой, в других случаях все составляющие нужно, как конструктор, складывать между собой. После Хабаровска я вернулся опять в Санкт-Петербург, в капеллу, где работаю в качестве второго дирижёра оркестра и хора вот уже в течение шести лет. Но жизнь повернулась таким образом, что пригласили в Ульяновск, и после этого оркестр захотел продолжить общение. Это очень важно.

После стольких поездок не устали ли Вы от «кочевой жизни»?

— Меня очень часто спрашивают — как, ты променяешь Петербург на Ульяновск? А ответ очень прост: для любого музыканта один из важнейших условий является возможность творить самостоятельно. Поэтому для меня огромное счастье работать с Ульяновским оркестром, тем более, в такой важный для него этап развития.

Вы возглавили Ульяновский оркестр в знаковый для коллектива год — год его 50-летия. Какие задачи ставите перед собой в сфере репертуарной политики?

У нас очень большие планы на новый сезон, в том числе — в решении ряда проблем, которые стоят перед оркестром. В первую очередь, это инструментарий, который физически изнашивается. Сейчас любой инструмент — это предмет роскоши: стоимость, например, фагота, составляет 2,5 млн. рублей, это цена машины бизнес-класса, а инструментов нужно не один, а четыре. Сейчас мы будем заниматься решением этого вопроса, надеюсь, будут дополнительные прорывы. Что касается репертуарной политики, то мы постараемся соблюсти такой хороший баланс. У каждого дирижёра есть своя стезя, то, что ему интересно. Так, например, ваш дирижёр Сергей Оселков является знаменитостью, так как он делает уникальные программы по произведениям популярной музыки, у него это получается гениально. Я сам с упоением просматривал его записи с Новосибирским оркестром, программами, посвящёнными произведениям Эдуарда Артемьева. Сергей Оселков — большой друг нашего оркестра, и мы, надеюсь, увидим его в новом сезоне. Мы стараемся подбирать музыкантов таким образом, чтобы они занимались этим с удовольствием, тем самым мы расширяем и свой репертуар. Зрители оценят.

Не могу не спросить Вас сегодня, когда мы с Вами беседуем перед предстоящим выступлением — волнуетесь ли перед выходом на сцену?

— Я волнуюсь не перед концертом, а перед генеральной репетицией, так как от неё зависит очень многое. Недостаточно просто пройти произведения, важно понять точки соприкосновения, важнейшие генеральные линии, которые нужно соблюсти, нужно настроить людей, настроить их, возможно, в конфликтном плане, чтобы они доказали тебе что-то. Это немного психологическая игра. Каждый раз, выходя на сцену, дирижёр сталкивается с противодействием со стороны коллектива в 100 человек — сто воль ему нужно собрать воедино и направить туда, куда нужно. А, когда ты это собрал, то уже всё нормально — выходи и твори!

Желаю Вам удачи в Вашем творчестве и спасибо за беседу!

Беседовала Наталья Бирюкова