Главная > Блоги > Окно в мир открывают киноклубы

Окно в мир открывают киноклубы

Руководитель и создатель клуба «8 1/2»

Наступила осень, и летние развлечения на природе уступили место более осмысленному времяпрепровождению. Перенестись в мировое культурное пространство легко с помощью кино. В Рязани действуют несколько киноклубов, где просмотр фильмов больше чем досуг. Это всегда погружение в культурный контекст, интересная дискуссия и пополнение личного образовательного багажа. В библиотеке имени Горького два объединения любителей кино «Формат» и «Киномир», в последнем демонстрируются фильмы на языке оригинала. В старейшем киноклубе «Кинематограф» с бессменным ведущим Александром Никитиным смотрят только классику, причем на старых пленочных носителях.

А еще есть клуб «8 1/2», собрания которого проходят в клубе – «Джой» – среди его посетителей много молодежи, так как родилось это объединение в стенах Рязанского радиотехнического университета. Именно там я впервые посмотрел «Человека с киноаппаратом» Дзиги Вертова, «Кабинет доктора Калигари» Роберта Вине, «Метрополис» Фрица Ланга, «Путешествие на Луну» Жоржа Мельеса и другие картины, без которых невозможно представить развитие мирового кино. Наш собеседник – руководитель и создатель клуба «8 1/2» – Владимир Антонов.

Р.В. – Владимир, зачем нужно смотреть старое кино? Ведь технически оно несовершенно, актерская игра зачастую примитивна, да и мир изменился до неузнаваемости.

В.А. – Насчет примитивности не соглашусь. Технологии были слабые, а кино все-таки интересным. Уже на заре кинематографа появились спецэффекты, которые применяются до сих пор, но в более изощренном техническом исполнении. Интересно всегда смотреть

на то, что было придумано и показано в первый раз. Ты испытываешь тот же трепет, что и первые зрители. Удивительно, как это передается! И невольно восхищаешься актерами. Они делали все трюки сами, без дублеров.

Р. В. – А у вас интерес к истории кино как возник? И приходится ли иногда бороться со скукой во время просмотра?

В.А – Было у меня такое увлечение в детстве – ходить в кино. В 70-х – 80-х годах прошлого века развлечений у молодежи было немного. Каждый новый фильм ждали с нетерпением, заранее покупали билеты и спешили на сеанс как на культурное событие. Вдобавок я жил рядом с кинотеатром «Юность», руины которого пришлось наблюдать уже в 2000-х годах. В журнале «Крокодил» писали о жизни Запада и часто иллюстрировали эти заметки кадрами из фильмов, говорящих о «падении нравов». Подавалось это как сатира на их образ жизни. Но мне, подростку, было интересно посмотреть фильмы целиком. Искал литературу о кино, где только возможно. Потом в соседнем доме открылся видеосалон, и вскоре кино со всего света хлынуло в страну потоком. Потребовалось воспитывать в себе навык критического отбора. Я стал посещать киностудию при радиоакадемии, где учился на инженера. Фильмы на пленку в 90-х там уже не снимали, а видеотехника еще была недоступна. Это «межсезонье» мы использовали для изучения теории кино. Потом более десяти лет подряд я читал лекции на киностудии по драматургии, монтажу, хотелось делиться тем, что уже знаю. Единственным способом заставить себя слушать и при этом выступать регулярно было создание киноклуба (смеется).

Р.В – Как происходит отбор картин для показа?

В.А. – Изначально я представлял довольно известные фильмы, ставшие классикой, знакомил зрителей с легендарными режиссерами, рассматривал основные течения в истории кино, такие как немецкий экспрессионизм, нуар, французская новая волна и т.п. Правда, не всегда те фильмы, которые я показывал «по программе», нравились мне самому. Хотелось больше делиться своими чувствами и мыслями. И вот тогда началась новая история – мы переехали из подвала студенческого общежития в клуб «Джой». Теперь зрители приходят не столько ради лекции, сколько ради общения и дискуссий. Почти каждая картина тепло встречается нашей аудиторией. Особенно радостно был принят фильм «Будучи там» Хэла Эшби. Из отечественного кино, думаю, больше всего запомнился фильм «Начало» с молодой Инной Чуриковой.

Р.В – Есть фильмы времен становления кинематографа, которые пробирают вас до мурашек?

В.А. - Наверное, фильмы Бастера Китона, который исполнял потрясающие трюки и придумывал смелые монтажные приемы.

Р.В. – Можно ли изучить историю 20-го века по фильмам, которые вы смотрите?

В.А. – Безусловно! Но это все-таки больше история режиссерского осмысления реальности. Интересно проследить, как наши идеалы и мысли меняют мир вокруг. Например, Вуди Ален в «Манхэттене» создает образ города, в котором хочется жить. В реальности, когда велись съемки, Манхэттен был совсем другим. Больше похожим на жестокий Нью-Йорк из «Таксиста» Скорсезе. Но в душах зрителей поселилось чувство. И произошло чудо. Манхэттен запустил программу своего преображения! Теперь он как будто списан с фильма Вуди Аллена.

Р.В. – То есть Голливуд стал духовным орудием американской нации. «Мир грез» сначала помог пережить период депрессии, а потом задал определенные ориентиры в поведении и образе мыслей: «Если у тебя правильная и великая цель – ты победишь».

В. А. – У нас в этом отношении выделялось послевоенное поколение режиссеров. Фильмы о войне заложили то представление о ней, которое живо до сих пор. Фильмы Озерова, Чухрая, Бондарчука создали картину народного подвига.

Р.В – Владимир, если разделить кинематограф по географическому признаку, то в какой части света наметились, на ваш взгляд, самые интересные новаторские тенденции?

В.А. – Наиболее интригующим мне представляется азиатский кинематограф. Да, эти фильмы часто кажутся жестокими, но в то же время поражают неравнодушным подходом к общечеловеческим проблемам. В них причудливое сочетание жанров мелодрама, комедия, политическое высказывание и неожиданный финал. Для меня открытием стало индийское кино. В нем легко и свободно уживаются романтические истории и жестокая правда жизни. Песни и танцы сосуществуют с ужасными реалиями повседневности. Нам это кажется дикостью. Но если преодолеть в себе стереотипы восприятия, то мы сможем получить большое наслаждение от современного индийского кино.

Р.В. – А где находится Россия в этой системе кинематографических координат?

В.А. – Азиаты научились снимать массовое кино для людей, которое можно смотреть не только на фестивалях, но и в любом кинотеатре. Мы делаем либо хорошее авторское кино, которое нигде не посмотришь, либо коммерческое, но довольно низкого уровня.

Р.В – Умное авторское кино и блокбастеры по американским шаблонам... Какое из этих направлений в настоящее время вырывается вперед и какое победит в итоге?

В.А. – Я считаю, что большое будущее ждет именно авторское кино, если ему предоставлять прокат и финансирование. Посмотрите, с каким восторгом зрителей и прессы в России были встречены «Аритмия» Бориса Хлебникова и «Как Витька Чеснок вез Леху Штыря в дом инвалидов» Александра Ханта.

Р.В. – Проблема в том, что над съемочными площадками нависает фигура продюсера...

В.А. – Продюсерский диктат, разумеется, существует. В прошлом году мой любимый российский кинокритик Роман Волобуев, переквалифицировавшийся в кинорежиссеры, снял свое имя с титров фильма «Блокбастер» на «Кинотавре» именно из-за разногласий с продюсерами. По его словам, многие режиссеры за кулисами жалуются на давление со стороны «финансистов», что им не дают делать то, что хочется. Увы, чем больше бюджет фильма, тем больше власть продюсера. Как у нас, так и в Голливуде. С этим вряд ли что-то поделаешь. Но авторские фильмы, я думаю, не сильно страдают. Главное, обеспечить им путь к зрителю. В Интернете есть множество нелегальных сервисов для просмотра. Некоторые считают, что их время подходит к концу. Значит, должна появиться приемлемая для всех альтернатива. Но большой экран заменить, конечно, ничем нельзя.

Р.В. – Кинопроизводство в Европе начиналось с вестернов и комедий, а спустя несколько лет Гриффит снял мировой блокбастер «Нетерпимость», затраты на который были сопоставимы с финансированием «Титаника» Кэмерона 1997 года. История русского кино начиналась со съемок мюзикла («Понизовая вольница»), сказок, императорских хроник. На Западе сначала появилось кинопроизводство, а потом уже сеть проката. У нас наоборот – сначала кинотеатры, а потом собственные фабрики. Означает ли это, что пути развития кинематографа у нас и на Западе принципиально разные?

В.А. – Думаю, что водораздел провести сложно. Ведь в западном кино множество течений. Везде свой путь, а в целом мы имеем мировой кинематограф.

Р.В. - Кстати, в октябре исполнится 110 лет с тех пор, как состоялась первая демонстрация фильма «Стенька Разин» («Понизовая вольница») - первой художественной кинокартины в Российской империи. В киноклубе будете отмечать эту дату?

В.А. – Вряд ли. Я уже сказал, что мы выбираем фильмы, которые способны задеть за живое современного зрителя. И я всегда поражаюсь, какое влияние на человека имеет вымысел. Порой зрители настолько горячо обсуждают поведение героев, что хочется поверить в реальность их существования. Такова магия кино!

Р.В. – Что желаете киноклубу в новом сезоне?

В.А. – Себе пожелаю не бояться выходить к аудитории с неожиданными фильмами. Зрителям – не бояться их смотреть или что-то не понять. А всем вместе – больше дружеского общения!

Р-В. – Спасибо за беседу!

Беседовал Димитрий Соколов

Рязанские ведомости. – 2018. – 28 сент. (№ 144). – С. 8 : фот.