Главная > Блоги > «Стоять на месте такая музыка не позволяет!»

«Стоять на месте такая музыка не позволяет!»

вокалистка проекта «PsycheDELTA» (Москва)

3 марта в рязанском арт-кафе «Старый парк» выступила московская группа «PsycheDELTA». Группа, созданная в 2009 году, в настоящий момент состоит из четверых: вокал Тамары Зарицкой поддерживают Илья Гиверц (губная гармоника), Игорь Одинг (барабаны), Евгений Иванов (клавиши). Постоянный музыкальный поиск также наполнял музыку группы звучанием контрабаса, саксофона, кахона. Музыканты поют «неочевидный», этничный «корневой» блюз — тот, что зародился в дельте Миссисипи («дельта-блюз») и образовал музыкальную традицию в Чикаго. В репертуаре группы обилие образцов народной афроамериканской музыки, спиричуэлы, госпелы, буги, песни в стиле соул. Это разнообразие трансформируется в уникальную программу на каждом концерте. А концерты проходят и в Москве, и, для ценителей стиля, в разнообразных российских арт-клубах. Лидер проекта Тамара Зарицкая рассказала, почему ей близка подобная музыка и как «ощущается» блюз в России.

Как давно Вы чувствуете активный спрос на такую музыку, как ваша? Где точка преломления, когда к подобной музыке растет интерес?

— Особенно активного спроса на «чёрный блюз» я как раз не замечаю, по-моему, нет его и во всем мире, это такая, что называется, культурная ниша. Но фанаты у него очень преданные. И, главное, я уверена, что любого более-менее доброжелательного слушателя эта музыка зацепит, даже если он ничего о ней не знает. В ней есть своя магия. А некоторая точка преломления в нашей чисто клубной деятельности случилась лет пять назад с появлением блюза как танца. С тех пор свинг-данс-школы активно развиваются, проводят вечеринки, фестивали и выезды, и отлично поддерживают нас. А мы — их, потому что там учатся танцевать под очень правильный блюз!

Что Вас особенно увлекает в блюзе? Как Вы поняли, что это — ваше?

— Возможно, я чувствую себя тем народом, у которого это народная музыка?! А если серьезно, из любви к классическому року выросла и любовь к его корням и истокам. Но в старом блюзе совершенно другая ритмика, а в ней как раз и прячется вся эта термоядерная энергия. Как говорится, он «качает». Рязанские музыканты, кстати, знают в этом толк и нас одобрили.

Как вы понимаете про условного российского музыканта (например, на прослушивании в группу), что он — блюзмен? Что вот он точно может делать блюз с вами?

— Тут зависит от инструмента. Гитарист, например, должен очень хорошо знать традицию и немало лет практиковаться, блюзовая гитара — непростой стиль с массой особенностей. Но соло-гитариста у нас как раз и нет. Блюзовый харпер — это вообще пожизненный диагноз, на диатонической губной гармонике мало какую музыку, кроме блюза, вообще можно сыграть, тем более — сыграть интересно. Поэтому харперы — это особая секта, и там все всех и так давно знают. А вот басисту или барабанщику достаточно знать классический свинг, то есть можно иметь джазовую подготовку, а дальше просто освоить несколько нюансов. Ритмическая основа практически та же.

Как сложился ваш репертуар? Тут «вкусовые ощущения» в основе или какие-то изыскания из истории музыки?

— Репертуар у нас составляется из того, что нравится вокалисту! Я вообще люблю блюзовые тексты, истории, которые в них рассказываются, и какие-то из них резонируют со мной настолько, что хочется их спеть. Но мы ещё давно выделили для себя в блюзе несколько условных поджанров. Стараемся новые песни разбирать так, чтобы в каждый жанр понемногу «попадало».

Есть у вас за плечами какая-то исполнительская традиция, условно «школа московского блюза»? Наставники, мастер-классы по «аутентичной» манере исполнения?

— Нет, вот этого нет совершенно, блюзмены все разные и все самоучки. И нет какого-то единого движения; и даже блюзового фестиваля в Москве уже много лет как нет. И моя стилистика совершенно спонтанная. Если над чем-то я и работаю сознательно, то только над вокалом как таковым. Я училась у педагога, работавшего в стиле классического бельканто... Но эта методика прекрасно подходит для раскрытия любого голоса.

Вы говорите, что вас поддерживают школы танцев. А на Ваших концертах присутствует элемент танца?

— В Рязани мы сыграли чистый блюз, а так обычно половина нашей программы — это госпелы, где основа — фортепиано, и моя гитара не нужна. Так что я встаю, и, конечно, двигаюсь как-то, — стоять на месте такая музыка не позволяет! Было бы больше времени, обязательно пошла бы учиться танцевать блюз, но пока не получается.

А куда, если не секрет, уходит время, куда тратите свою «деятельную» энергетику?

— Для меня жизнь довольно резко делится на лето и все остальное. Зимой я занимаюсь только музыкой, если не считать домашнего хозяйства, а летом обычно путешествую, езжу на фестивали — на музыкальные как музыкант, конечно; но есть и другие, где просто работаешь волонтером. Три года подряд на одном фестивале была шеф-поваром на детской кухне — по целому месяцу. Очень ответственная работа! Но удовольствия приносит — просто мегатонны!

Беседовала Ольга Маслова