В Рязани

Один в поле воин. В рамках проекта «Океан Солярис — острова памяти» рязанцы встретились с Лейлой Александер-Гарретт 12+

1 октября, 2017

30 сентября в рамках культурно-просветительского проекта «Океан Солярис — острова памяти», посвящённого культовому режиссёру Андрею Тарковскому, на площадке Рязанского филиала Московского политехнического института прошла творческая встреча с Лейлой Александер-Гарретт – ассистентом и переводчицей Тарковского, работавшей с ним в Швеции на съёмках последнего фильма «Жертвоприношение». Об этом, собственно, и состоялся разговор: Лейла поделилась воспоминаниями о процессе съёмок, раскрыв множество уникальных фактов как о фильме, так и о самом Андрее Арсеньевиче – как о режиссёре и как личности.

Поводом для встречи также послужила недавно выпущенная ею книга «Собиратель снов Андрей Тарковский», которая оказалась уже хорошо знакома многим из собравшихся, выразивших автору благодарность за уникальный, правдивый, отлично скомпонованный, искренний и читабельный материал.

Рассказ сопровождался предствавленными на экране отрывками из фильма с подробными комментариями и живым переводом Лейлы Александер-Гарретт. Удивительно, но «Жертвоприношение» – это, по словам самого Тарковского, его «самое загадочное творение» — до сих пор не озвучен на русском, фильм с большим трудом можно найти на видеохостингах с субтитрами на шведском или, если повезёт, то на английском языке. Между тем, как рассказала Лейла из первых уст, режиссёр принимал любые понимания своего замысла и никогда не оспаривал какую-либо точку зрения относительно его смысла. Он и сам считал, что у фильма несколько интерпретаций. «Я взял ключики от этого фильма и бросил в глубокий колодец. Когда-то это будет понятно», — сказал он однажды.

Возможно, свою роль в «закрытости» фильма сыграло ещё и то, что он целиком был сделан на Западе – все 55 съёмочных дней и монтаж прошли в Швеции и даже сценарий картины был написан в Сан-Григорио, в Италии. На тот момент это была единственная возможность получить не только право на свободу творчества и снять именно то, что хотел снять режиссёр, но и получить хотя бы скромный бюджет в два миллиона долларов (для полномасштабного художественного фильма с массовыми эпическими сценами, которые в нём присутствуют, это крайне мало), которые тоже нашлись практически чудом. Кроме того, в России в то время, рассказывает Лейла, к имени Тарковского относились настороженно, оно стало символом антисоветчины и практически стиралось с афиш, как и имя руководителя Театра на Таганке Юрия Любимова, с которым она также работала в Королевском Драматическом Театре в Стокгольме, а также в Королевском Оперном Театре Ковент Гарден в Лондоне.

К сожалению, отметила спикер, тенденция закрытости для фильмов Тарковского отмечается в России и по сей день. Нигде на большом экране практически невозможно увидеть его картины, в то время как за рубежом интерес к творчеству гениального мастера не ослабевает. Так, в год 85-летия режиссёра по всей Англии и Шотландии в больших кинотеатрах все лето в режиме нон-стоп проходили показы его фильмов, неизменно собирающие аудиторию. Между тем, Тарковского нужно смотреть и у него нужно учиться, в его работах скрыт огромный глубинный смысл.

Как отметила спикер, «Жертвоприношение» стало ещё одним свидетельством жизненного кредо «один в поле воин», которое Тарковский демонстрировал постоянно. События за кадром, вспоминает Лейла, постоянно были наполнены какой-то мистической составляющей: в нужное время за считанные минуты происходило какое-то чудо и устанавливалась идеальная для съёмочного замысла погода, даже появлялся столь любимый Тарковским туман и лёгкая рябь на воде – во время, когда это, казалось бы, невозможно, и даже шведы удивлялись такому повороту событий; совершенно неожиданно находились нужные локации и ракурсы. Так, например, во время обычной прогулки до столовой режиссёр облюбовал место для сцены апокалипсиса, символично перекликающееся с картиной Леонардо до Винчи, для чего пришлось вновь подписывать кучу бумаг и разрешений на съёмки и вкладывать огромные средства из бюджета фильма. Но режиссёр был непреклонен – и когда его спросили, чем его так притянуло это место, он ответил «потому что здесь произойдёт что-то страшное». Через 8 месяцев, практически на том месте, где стояла камера, был убит Улоф Пальме, шведский «посол мира». Никакой практической связи с этим, конечно же нет, речь идёт только о гениальном предвидении мастера.

Сюжет фильма, на первый взгляд, достаточно прост, хотя и незауряден, и, что удивительно, особо актуален в наше время, когда международная обстановка накалена до предела. «Это антивоенный фильм», — говорит Лейла Александер-Гарретт, — и как раз его нужно смотреть политикам». В основу положено мироощущение обычного семьянина, обывателя, живущего обычной размеренной жизнью и любящего свою семью. В день рождения его сына, когда в доме собрались гости, по радио вдруг объявляют о начале третьей мировой, атомной войны. Весь ужас этого события окончательно доходит до главного героя, Александра, когда на предложение сесть в машину и ехать на север, туда, где безопасно, один из гостей махает рукой и говорит «да где теперь безопасно! Теперь везде одинаково». Потрясённый Александр идёт к себе в комнату и первый раз в жизни, как умеет, молится Богу, обещая ему взамен за спасение мира, за то, чтобы всё было как обычно, отдать всё, что он может – уехать, сжечь дом и т.п. Здесь, акцентирует Лейла, Александр выглядит зеркалом библейского Авраама, искушаемого Богом и беспрекословно ему подчиняющимся. Вообще, глубочайшим библейским смыслом в соотношении душевного восприятия, микрокосмоса человеческой души, так или иначе проникнуты практически все работы Тарковского, но «Жертвоприношение» является очень точным, глубоко чувственным отражением какой-то душевной изнанки – одного конкретно взятого человека, как и любого из нас.

Интересен тот факт, что сюжет фильма, изначально придуманный в соавторстве с братьями Стругацкими, предусматривал, что главный герой всего лишь узнаёт от друга-доктора, что неизлечимо болен раком, после чего начинают развиваться дальнейшие события. Тарковский эту идею довёл до глобального, общечеловеческого значения, тем самым возведя «жертвоприношение» своего героя – обычного, маленького человека – до огромного масштаба.

После того, как герой проваливается в тяжёлый сон, доктор появляется в фильме в качестве посредника между сном и явью, да и вообще мирами: мистический персонаж Отто на рассвете стучит в окошко и даёт герою чёткую инструкцию – помимо обещанного, для того, чтобы всё прекратилось, он должен переспать с ведьмой Марией, причём какое-либо логичное объяснение этому на протяжении всего фильма так не даётся. В роли Отто Тарковский мечтал увидеть Олега Янковского, «влюбившись» в него как актёра по «Ностальгии», но письмо, отправленное артисту, так и не достигло адресата. Впоследствии посмотрев фильм, Янковский ужасно сожалел об этом, увидев для себя эту роль с первых же секунд появления персонажа в кадре.

Очень интересна и история съёмок финальной сцены фильма – пожара, которая была целиком воспроизведена на экране во время встречи. Дом, построенный для этой цели в первый раз, сгорел совершенно неправильно и совершенно не вовремя по причине того, что перестарались английские пиротехники. Кроме того, в этот момент оказалась работать камера, которая впоследствии оказалась рабочей. Финальная сцена была переснята в последний день съёмок – и всё получилось именно так, как задумывал Тарковский.

О гениальном режиссёре можно рассказывать часами, — это, собственно, и случилось: все 2,5 часа аудитория внимала интереснейшему рассказу, затаив дыхание, и даже студенты забыли про свои телефоны. Спикер горячо поблагодарила собравшихся за проявленный интерес, ответила на вопросы зала и провела автограф-сессию, подписав на память желающим экземпляры своей книги. Также в завершение встречи состоялась передача издания в фонд областной библиотеки им. Горького, в свою очередь, представившей ко встрече книжную выставку, посвящённую Андрею Тарковскому.

Ольга Георгиеш